Каменно-Бродский Свято-Троицкий мужской монастырь - 1. История Каменно-Бродского Свято-Троицкого мужского монастыря
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх


Авторизация

E-mail:
Пароль:

Новости

  • Молебен для учащих и учащихся перед началом учебного года.
  • 07 Сентябрь 2018
  • 26 августа 2018года, епископ Урюпинский и Новоаннинский Елисей совершил в г. Урюпинске молебен для учащих и учащихся перед началом учебного года. 

    В жаркий воскресный полдень центр города обычно немноголюден, но сегодня он был непривычно оживлен: дети и взрослые группками и поодиночке спешили к арке в честь Урюпинской иконы Божией Матери. Традиционная «служба перед школой», как ее называют в народе, всегда пользовалась особой популярностью, а в этот раз явно побила все свои рекорды по количеству собравшихся на молитву: переполнена была не только площадка перед аркой, но и прилегающий сквер. 

    Перед молебном владыка Елисей поздравил всех с началом учебного года и пообщался с детьми о том, как важно прилежно учиться, чтобы стать в будущем хорошими специалистами и получить интересную работу, быть послушными своим родителям и учителям, любить их, свою школу, родной город Урюпинск и всю нашу большую страну Россию. «Но, самое главное, мне хотелось бы, чтобы каждый из вас научился быть хорошим человеком. Сейчас все мы – священники и вы вместе с нами – помолимся о том, чтобы ваш предстоящий учебный год был наполнен трудами, и вы бы с Божией помощью преодолели все трудности», – сказал архипастырь. 

    Его Преосвященству сослужили благочинный Урюпинского округа протоиерей Алексий Маслов, иерей Михаил Соловьев, иерей Андрей Кончагин, иерей Кирилл Щеголев, иерей Сергий Волочаев, иерей Михаил Макаров, иерей Алексий Голоколенов и диакон Сергий Козлов. В ходе богослужения Владыка делал небольшие остановки для пояснения собравшимся значения читаемых молитв. Особенно внимательными он призвал всех быть во время евангельского чтения (читался отрывок из главы 10 Евангелие от Марка, стихи 13-16), подчеркнув, что это – самый важный момент службы, ведь когда мы молимся, мы разговариваем с Богом, а вот Бог с нами говорит именно через Евангелие. 

    В завершение архипастырь и священники окропили каждого святой водой, состоялось прохождение под чудотворной Урюпинской иконой Божией Матери, специально принесенной на молебен, а все желающие смогли получить в подарок духовную литературу.

  • Торжества в честь празднования иконы «Всех Скорбя́щих Ра́дость». 2012
  • 16 Июль 2017
Все новости


Пожертвования
Конструктор сайтов православных приходов
Яндекс.Метрика

1. История Каменно-Бродского Свято-Троицкого мужского монастыря

Недаром на Руси говорилось: на одного праведника сорок грешников приходиться. История Каменно-Бродской обители - живое тому подтверждение. Только рассудить, кто праведен, кто не очень, лишь Всевышнему под силу. Вот, к примеру, история спора начальницы Каменно-Бродской женской общины матушки Афанасии (урожденной Марфы Николаевны Филипповой) с надворным советником Петром Ивановичем Персидским, благотворителем, некогда выделившим землю для основания общины, а позднее с его вдовой.

Марфа Филиппова с юности проходила послушание в монастыре, работая и просфорницей, и помощницей ризничей, и ктиторшей, и на других постах, пока в 1879 году ее не утвердили начальницей общины. И тут ситуация обострилась. Филиппова, тогда еще инокиня Вера, сразу показала "характер", закрыв приемный покой для больных из числа местных жителей, а также уволила так называемых выборных сестер и еще 20 монахинь (наверное, для этого у нее были свои причины). Помещик Персидский, полагающий себя вправе руководить всеми делами общины, вступился за уволенных, а попутно обвинил матушку в злоупотреблениях, растратах, подлоге и гонениях на монахинь. После долгих разбирательств Филиппова, однако, была оправдана. Дело в том, что самодур-помещик привык использовать сестер общины, многие из которых когда-то были его крепостными, на работах, а начальница Афанасия этому противилась.

После смерти Персидского судебную эстафету подхватила его вдова Серафима. На не желавшую смериться перед волей благотворительницы Филиппову подали жалобу в Саратовскую консисторию две бывшие сестры (эти послушницы работали в качестве прислуги у Персидской). В конце концов глубоко изучившие это дело духовные власти жалобщиц признали склочницами, а Филиппову освободили от суда и следствия. В 1889 году она была пострижена с именем Афанасия. Справедливость восторжествовала? Да, но авторитет общины в глазах окрестного населения упал.
Матушке Афанасии досталась трудная и неблагодарная участь - устанавливать в общине монашеский порядок. Конечно, после прежней вольной жизни соблюдать иноческий устав сестрам показалось обременительным. А тут еще яро опекающие монахинь щедрые Персидские чувствовали себя вправе не только помогать общине, но и навязывать ей свою волю (обычная "болезнь" благотворителей), стремящихся руководить делами мирскими и духовными!). Словом, не сразу и не легко притирались друг к другу эти, в общем-то, добрые, хорошие, чтущие Бога люди. Им бы по-христиански простить друг друга и действовать заодно, а они избрали путь ссор и обид.
Время всех примирило: на всем монастырском кладбище целой осталась только надгробная плита матушки Афанасии. С 2004 года рядом с ней возвышается надгробный камень ее вечной антагонистки Серафимы Персидской. Две женщины, при жизни яростно спорившие и даже судившиеся, но обе очень много сделавшие для устроения будущего монастыря, покоятся вместе:

Ольховская волость, место, где основывается монастырь, начала обживаться довольно поздно - 30-е годы XVIII в. Селения Каменный Брод и Ольховка заселялись выходцами из Украины.
Ю.В. Полева обнаружила в Российском государственном историческом архиве письмо крестьянина Андрея Ветрова в Святейший Синод. Этот бывший молоканин, направляясь паломником в Киево-Печерскую лавру, встретил в Воронеже некого старца Григория. Старец и благословил его на основание монастыря, подчеркнув древнюю святость этого места, где подвизались пустынники в пещерах меловой горы, а в самих пещерах, по его сведениям, находилось множество святынь. В источнике говориться: "Возле пруда еще маленький прудик, возле лес под горой там святая Гора. Ступай туда тебе помещик одаст ето место онъ даже Сам будить с тобой строить Монастырь царица Небесная благословила Мужской там Есть в горах Святые Мощи тамъ есть пещеры в которых жили пустыники терчи они закрыты ето Святые Места иди туда".
Крестьянин с. Рыбинка Андрей Карпович Ветров в своем прошении в Синод в мае 1901 г. писал, что в 1863 г. именно он обратился к помещику Персидскому с желанием основать мужскую обитель. В этом документе Ветров сообщал : "Вышеуказанный помещик Персидский отделил от своих владений шестьсот (600) десятин земли, и кроме того изъявил свое согласие принять участие в постройке зданий для обители, расходовав на этот предмет свои собственные средства. Прежде всего была сооружена каменная церковь во имя Рождества Богородицы, при ней богадельня, и больница, затем были поставлены два жилых корпуса, тоже каменных, и затем построены необходимые для обители деревянные корпуса".

В прошении начальницы общины монахини Афанасии к саратовскому епископу Аврамию в 1893 г. упоминалось, что дворянин Персидский основал эту общину "в память посещения города Царицына в Боге почившим Государем Наследником Цесаревичем Великим Князем Николаем Александровичем".

Сама же женская община возникла здесь в начале 1860-х гг., когда помещик и надворный советник Петр Иванович Персидский выделил ей для основания 455 десятин своей земли со старым дубовым лесом. Официально же земля "удобная и неудобная в количестве 485 десят. 1995 саж, стоящая 6000 руб." была подарена в 1874 г. его женой.

Со всех сторон это место окружено белыми горами, на берегах Иловли стояли вековые дубы и стелился можжевельник. На северо-западной окраине слободы Ольховка находится курган, называемый Святой горой или Святой могилой, а возле него бьет родник. По легенде, останавливавшийся здесь князь Александр Невский просил татарского хана облегчить тяготы русских рабов, строивших каменный брод через р.Иловлю. Старожилы рассказывают, что когда-то здесь стояла церковь, ушедшая под землю от истовых молитв иноков Каменно-Бродской Белогорской обители. А в годы гражданской войны, по рассказам местного жителя Н.В. Гайворонского, большевики расстреляли на кургане более десятка стариков, которые просили их не обстреливать Ольховскую церковь во имя Трех Святителей.
В книге В.В. Зверинского "Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи" Каменно-Бродская община отнесена к разделу А: "возникновение обителей после их упразднения по штатам и учреждение новых на местах прежде существовавших", "Каменнобродская Троицкая ж. Община № 242".
История будущей обители началась с того, что П.И. Персидский едет в Москву, где приобретает три иконы: Преображение Господа нашего Иисуса Христа, Пресвятой Богородицы и "Богородицы Всех Скорбящих Радости" и две большие иконы Святой Троицы в серебряном и золотом окладах. Вернувшись, помещик поделился с женой Серафимой мыслью об основании общины, и та, поддержав его, сама включилась в работу. Она поехала в Саратов к епископу Иоанникию, и получила благословение на строительство.
Владыка назначил старшей сестрой в период 1865-1867 гг. Пелагею Николаевну Водолагину мещанского происхождения из Дубовской женской общины и четырех сестер. Община сначала управлялась 12-ю выборными старшими сестрами. Сами общинницы числом до 60 человек жили в частном доме с. Каменный Брод. Но вскоре число сестер возросло до 90 человек. Историки церкви отмечают в это время резкий рост числа женских общин, говоря, что "с 60-х годов явно обнаружилась тенденция к феминизации монашества".

Насельницы ходили по селам, прося крестьян помочь в строительстве. Сразу начали возводить каменный двухэтажный келейный корпус, на первом этаже которого, рядом с трапезной, на средства Серафимы Персидской устроили домовую церковь - теплую, однопрестольную, без колокольни в честь иконы Богородицы "Всех Скорбящих Радости". 5 октября 1865 г. владыка Иоаникий прибыл в общину и освятил церковь. Хотя по данным "Саратовского епархиального вестника" домовая церковь при Каменно-Бродской общине Царицынского уезда была освящена в 1869 г. "местным благочинным: 5-гоминувшего октября месяца".

Каменный монашеский корпус был окончательно построен в 1867 - 1868 гг. В 1868 г. настоятельницей стала инокиня Смарагда из Рыбинского монастыря Ярославской губернии, в 1869 - 1874 гг. обителью управляла Александра Агафоновна Виноградова (бывшая дворовая крестьянка Тульской губернии). Именно при ней 08.12.1873 г. император "завизировал" определения Священного Синода от 18.05.1873 г. и 14.091873г. об утверждении женской общины в Каменном Броде.А 16 января 1874 г. Святейший Синод сообщил Правительствующему Сенату об учреждении общины и укреплении за ней недвижимого имущества.

По своей структуре женская община напоминает монастырь, отличаясь лишь тем, что ее члены следуют монастырскому уставу, не принося монашеского обета.
Насельницам хватало забот: две сестры обучились выпечке хлеба и других кондитерских изделий в Царицыне - и сразу заработала своя пекарня. Хлеб в монастырской пекарне вышел хорошего качества, за просвирками каждое утро приезжали от священнослужителей всей волости. На третий год своего существования община уже начала кормить нищих. Для постных дней Персидские в речке Иловле на их участке ловить рыбу неводом. Кормили монахинь и свои пруды, также улов покупали у дубовских рыбаков. В жилом корпусе одна келья была выделена под мастерскую, где сестры учились золотошвейному делу и вязанию кружев. Из московской епархии прибыла монахиня, владеющая этим мастерством, и стала обучать сестер. Сестры обшивали и крестьян, ходили по селам и помогали бедным многодетным семьям. В 1877 г. во время русско-турецкой войны в общине образовался так называемый "отряд сердобольных монахинь" из 10 человек. Они изготовляли корпию, бинты и белье для отправки раненым солдатам. А несколько сестер отправляются работать в Царицынский лазарет.

Люди, видя их трудолюбие, также не оставались в долгу и поддерживали обитель. Так, в 1871 г. в пользу Свято-Троицкой женской общины перечислили пожертвования: крестьянин Прокопий Лемешкин - 450 руб. + материал на 370 руб.; крестьянка Ксения Валентиновна Семиненкова - 800 руб. + флигель с сенями и амбаром на 600 руб.; в 1874 г. крестьянская девица сл. Николаевки Царевского уезда Анна Васильева - 100 руб. в 1874 г. Серафима Персидская пожертвовала общине земельный надел в 485 дес. 1995 саж., стоящий 6000 руб. тогда на этой земле стояли два каменных здания, в одном из которых помещалась церковь и больница, а в другом - трапезная, просфорня и кухня.Имелись и другие постройки: "деревянный из чернолесья флигель, обложенный кирпичом, в котором помещаются сестры; в) : каменная с арками стена или ограда на пространстве 46 саж. с двумя деревянными воротами; г) две каменные караулки малой величины и кладовая, приделанная к ограде; д) деревянный из чернолесья флигель, обложенный кирпичом, с двумя отделениями, в коих помещаются сестры; е) таковой же обложенный кирпичом, в котором помещается Священник; ж) погребица, два амбара и каретник, - все из чернолесья". Также Серафима Персидская пожертвовала сюда "2) Евангелие в 9 вер. вышины и 6 ширины, обложенное малиновым бархатом; верхняя доска сребропозлащенная с финифтовыми Божественными изображениями, на нижней же доске четыре аозлащенных наугольника и посредине такой же с лучамикруг, ценою 100 руб.; 3) серебропозлащенный крест, весом 111 золотников" и большое количество другой служебной утвари, колоколов, облачений, мебели и т.д.

Монастырю принадлежало м 109 де. 970 саж. земли, подаренной по духовному завещанию вдовы хорунжего Астраханского казачьего войска Прасковьи Прохоровны Каботовой в 1887 г. (возможно, эта женщина уже тогда входила в состав общины, т.к. ее имя есть в списке насельниц). Этот участок располагался близ х. Неткачева Красноярской волости Камышинского уезда. Община сначала сдавала его "в аренду за самую ничтожную плату оброка", и само наблюдение за участком было крайне затруднено из-за того, что в разгар весенних работ половодье отрезало его от всех дорог.
А в 1886 г. вдова священника из Подольской губернии Дарья Покровская перечислила обители крупную сумму в 500 руб.
В 1875 - 1879 гг. настоятельницей пребывала Мария Игнатьевна Лобачева (крестьянка с. Матышева Аткарского уезда Саратовской губернии). С 1879 г. бремя начальствования взвалила на себя инокиня Вера (в миру Марфа Николаевна Филиппова, а впоследствии была пострижена в мантию с именем Афанасия). Она родилась в1825 г. в семье священнослужителя, и за смертию родителей воспитывалась у дяди - Максима Ивановича Руднева в Новосельском уезде Тульской губернии. С 1844 по 1865 гг. Марфа Филиппова подвизалась в Тульском Успенском монастыре, проведя здесь послушницей в должности просфорницы 5 лет, работала и помощницей ризничей, и на других постах. В 1865 г. ее перевели в Саратовский Крестовоздвиженский монастырь по желанию тамошней игуменьи. Здесь она проходила послушания в должности помощницы ризничей, ктиторши и затем старшей церковницы по 1879 г., когда распоряжением владыки Филиппову утвердили начальницей Каменно-Бродской женской общины.

Ситуация в общине сразу усложнилась, т.к. новая начальница закрыла приемный покой для больных из числа местных жителей, а также уволила всех выборных сестер и кроме них еще человек 20 монахинь, а Персидский заступился за уволенных. Помещик обвинил Филиппову в злоупотреблениях, растрате церковных средств, подлоге и гонениях на сестер, но она была оправдана. Также она судилась с монастырским священником, как писала вдова Персидского, "из желания его иметь в общине по своему капризу". Все дело состояло в том, что Персидские часто использовали сестер, являвшихся их бывшими крепостными, на работах, а это, конечно, не способствовало устроению в общине нормальной жизни.

В 1886 г. бывшие сестры Пелагея Васильевна Акимкина и Марфа Косминовна Лукьяненко подали жалобу в Саратовскую консисторию на имя Святейшего Синода, где жаловались на свою начальницу. Согласно документам Российского государственного исторического архив, речь идет то о 14, то о 43 удаленных Филипповой насельницах. После долгого разбирательства и судов с вдовой Персидского Серафимой консистория отметила склонность выгнанных сестер и безосновательность их неоднократных доносов. Ушедшие послушницы жили в окрестных селах и даже работали в качестве прислуги у вдовы Персидского Серафимы.
В 1885 г. духовные власти приказали, чтобы насельницы, возвращенные в общину, слушали свою управительницу и не занимались ее очернительством, а саму Филиппову освободили от суда и следствия. В 1889 г. она постригается с именем Афанасия. Но все эти дрязги, как писал благочинный Царицынского округа протоирей Волковский, отрицательно повлияли на авторитет общины "в глазах окрестного населения". Монахине Афанасии (Филипповой) досталось самое трудное - установить монашеский порядок в общине. Естественно, сестры, привыкшие к вольной жизни, были недовольны наведением обычной иноческой дисциплины и устава. Но те сестры, которые искали настоящей монашеской жизни, были ей за это благодарны. Все настоятельство монахини Афанасии служило подготовкой и фундаментом к будущему процветанию монастыря при игуменьях Сусанне и Еннафе. Но Господь милостив, из всего монастырского кладбища осталась только надгробная плита монахини Афанасии, а надгробный камень Серафимы Персидской был найден в одном из сел. В ноября 2004 года эти два надгробных памятника были поставлены вместе. Произошло символичное событие: два человека, внесшие огромный вклад в устроение будущего монастыря, были после смерти примерены Господом. 
Проблемой для общины было отсутствие своего священнослужителя. На это место 6 марта 1886 г. назначили временно прикомандированного заштатного священника Михаила Аткарского, но что-то произошло, и уже 29 марта сюда направили священника Мануила Мысовского из с. Пролейки. По соглашению, заключенному со священнослужителем в 1886 г., ему полагалось от общины годовое жалованье в 500 руб. и "сверх сего все прочее содержание". Священнику предоставляли от общины дом с надворными службами и отоплением.
Несмотря на все тяготы, число сестер прибавлялось, и общинная жизнь продолжалась. Рядом они обнаружили незамерзающий целебный источник, всего же насчитали 9 родником (даже радоновый и сероводородный), вода некоторых из них наполняла специальный бассейн. Продолжалось строительство - монахини возвели хлев для крупного рогатого скота, конюшню, свинарник, птичник, пекарню с келейной и избой для пекарей (последняя тоже была передана в трапезную для нищих), появилась и гостиница для паломников. Разрасталась монастырская слобода, где жили паломники и местные служки и приказчики. Приезжали лечиться с молитвой и члены известных дворянских фамилий - Голицыны, Строгановы, Трубецкие. У подножья пещерной горы рядом с современным асфальтом сохранились остатки мощеной камнями так называемой "царской дороги", проложенной якобы для проезда на лечение "на воды" дочери Петра I, будущей императрицы Елизаветы, и других высоких особ.

Расширявшейся общине требовались средства, поэтому ее сестры занимались сбором пожертвований в разных городах Российской империи. Так, священник Петр Евлампиевич Русков в конце 90-х годов XIX в. сообщил в редакцию "Ново-Афонских листков", что "В августе месяце 1889 года прибыла в Баку монахиня Дария Писаренкова с тремя послушницами для сбора пожертвований на Каменнобродскую женскую общину, Саратовской губернии, Царицынского уезда". Жена священника предоставила им свободную комнату, где они и жили. В ноябре "мать Дария заболела вдруг сердцебиением в то время, когда она ходила в городе по сбору", и, не слушаясь врачей, "ревновала о святом выполнении принятого ею на себя долга", ездила в Тифлис, Батуми, Ново-Афонский монастырь. В марте 1890 г. она слегла совсем, но была чудесно исцелена после акафиста перед иконой св. вмч. Пантелеимона, присланной о. Петру с Афона.
Через участок, подаренный насельницам вдовой Кабатовой, в 1892 г. прошла линия Тамбово-Камышинской железной дороги. Поэтому владельцы дороги обратились к общине с просьбой о выкупе земли под дорогу и предложили заплатить 600 руб. за десятину. Но после упорных торгов, проводившихся казначеей общины Панковой, специальная комиссия назначила цену в 100 руб. за десятину, мотивируя это тем, что насыпь делит данный участок пополам и затрудняет его использование. В итоге за землю, переданную под строительство железной дороги, монахини получили 279 руб. 46 коп. Синод своим указом от 18 марта 1895 г. за № 772 разрешил епархиальному начальству совершить купчую на этих условиях, добавив, что на вырученные деньги должны были приобретаться или гарантированные правительством процентные бумаги, или другие земли для общины. 
Несколько крестьянских семей были переселены к обители Персидским для ухода за хозяйством. Зацвели здесь и фруктовые сады. В 1885 г. сестры просили Царицынское уездное земское собрание освободить общину от земского сбора на фруктовый сад, оцененный в 600 руб., и дом с флигелем стоимостью в 13000 руб. (в нем помещалась трапеза и жилые помещения). Но собрание отклонило прошение, и община направила его саратовскому губернатору, ходатайствовавшему за общину перед Сенатом (имущество храмов, монастырей и духовных общин, не приносящее доходов, но служащее для надобности самих этих учреждений, не облагалось налогом). Сенат к радости обители вынес положительное решение.
На 1887 г. здесь подвизаются 97 послушниц. А на 1889 г. община насчитывает уже 101 послушницу (не считая начальницы), а также 207 десятин 895 сажен пахотной земли, 28 десятин луговой и 79 десятин под лесом. Увеличивалось число сестер, выполнявших массу обычных крестьянских обязанностей, - они пахали, косили, рубили дрова и даже ловили зайцев. С 1 января 1896 г. насельницы устроили приют и начальную одноклассную школу для девочек, а продолжалось обучение последних в церковно-приходской школе при Казанской церкви в сл. Каменный Брод. Девочек учили золотошвейному мастерству.
После строительства первых зданий приступили к сооружению собора Троицкого храма по проекту архитектора И.И. Готгарта. Холодная, однопрестольная, церковь без колокольни была построена на пожертвования П.И. Персидского. По некоторым данным, стройка началась в 1879 г.. Освятил храм 17 сентября 1895 г. саратовский епископ Николай в сослужении прот. Иакова Ивановского, местного благочинного о. Владимира Веселовского, батюшек из окрестных сел и общинного священника Михаила Малова.
Священника Мануила Мысовского вывели за штат 21.09.1894 г. Вместо него 27 сентября владыка направил сюда безместного священника Михаила Малова. На февраль 1891 г. в документе о составе станов по Царицынскому уезду числиться "усадьба Каменнобродской женской общины - 1 двор". В 1892 г. здесь числились 1 монахиня и 95 послушниц; на 1897 г. - соответственно 1 и 138. По документам на 1897 г. проходили настоятельница Сусанна, 3 мужчины и 4 женщины духовного звания и 127 послушниц. В самом конце века здесь проживали одна схимонахиня, одна монахиня и 147 послушниц.

После просьбы начальницы общины монахини Афанасии преобразовать общину в монастырь 5 июля 1893 г. саратовский преосвященный вынес резолюцию за № 2131 с предписанием благочинному 3 округа о. Сергию Розанову при участии священника с. Каменный Брод П. Победоносцева составить на основании письменных документов и показаний начальницы со старшими сестрами подробную ведомость о монастырских доходах и расходах за последние 5 лет, количестве насельниц и опекаемых нетрудоспособных стариках и сиротах. Священник Розанов ответил, что из-за нескольких неурожайных лет община выживала только за счет сбора пожертвований, предназначенных для постройки главного летнего храма и устройства в нем нового иконостаса. Протоиерей Павел Победоносцев - один из последних священников села Каменный Брод. После революции был арестован по наущению обижавшихся на него некоторых жителей села. Увезен в город Царицын, вскоре был отпущен и умер в г. Дубовка. Сын его Александр был профессором биологии в Саратовском университете. Жива внучка о. Павла, Галина Александровна, в настоящее время проживающая в городе Саратове. 
В рапорте монахини Афанасии перечислялись собственность общины: два участка земли - один в 504 десятины и 2005 сажен (строевого и дворянского леса здесь 71 десятина), а другой - 109 десятин и 970 сажен; 20 дойных коров, 25 пар волов и 16 лошадей со всеми земледельческими орудиями; фруктовый сад в 9 десятин; много построек - 5 деревянных домов для сестер и 3 каменных корпуса (в одном из них - теплый храм), деревянный обложенный кирпичом странноприимный дом, такой же дом священника, особые просфорня, прачечная и другие хозяйственные службы, кирпичный завод близ монастыря (производил более 200 тысяч кирпича в год), готовый к освящению каменный пятиглавый храм. В общине на лето 1893 г. пребывали 100 сестер. Средняя сумма церковных доходов за год составляла 1468 руб., общая же сумма, включавшая все доходы от продаж товара, пожертвований по консисторским сборным книгам (самый большой вклад на помин своей души сделал некто Ермаков - 3000 руб.) и т.п., равнялась 10204 руб., а всего община расходовала в среднем ежегодно 9498 руб. Судя по приходно-расходной ведомости Свято-Троицкой церкви общины, в 1896 - 1897 гг. приход равнялся соответственно 409 и 817 руб., а расход 334 и 814 руб., но затем обе цифры резко повышаются. В 1898 г. приход составляет 2452., в 1899 г. - 2622 руб., в 1900 - 3667 руб. Расходы соответственно по годам равняются - 2241, 664 и 305 руб. из этого можно сделать вывод, что церковные доходы начали постепенно расти после освящения нового храма, а расходы на него, наоборот, снижались и шли на накопление общинного капитала для преобразования общины в монастырь.
В итоге по рассмотрении дела о переименовании Каменно-Бродской женской общины в общежительный монастырь с именем Белогорского Николаевского консистория, в основном, по причинам материального характера (скудность средств, наличие долгов, отсутствие ограды и т.п.) отложила это событие до ликвидации перечисленных недостатков и приобретения собственного капитала суммой не менее 6000 руб. Наименование монастыря Николаевским, вероятно планировалось в честь небесного покровителя государя Николая II Александровича. 
В 1900 г. земский начальник 3-го участка Н.А. Дьяченко пожертвовал в Свято-Троицкий храм киот на икону святителя Николая стоимостью в 225 руб. и металлический подсвечник ценой 50 руб.
Уже в марте 1901 г. новая начальница монахиня Сусанна (происходила из духовного звания) сообщила о выполнении требуемых консисторией условий. Общинное хозяйство сильно расширилось - лучше заработали коверное. Ткацкое, золотошвейное и вязальное производства, в пять раз (по сравнению с 1896 г.) вырос доход от скотоводства и сельского хозяйства, появился капитал в 5700 руб., выросли новые постройки и были отделаны старые. Так что монахиня Сусанна вновь просила саратовского епископа о переименовании общины, но уже в Белогорский Свято-Троицкий монастырь.

29 мая 1901 г. вышеупомянутый крестьянин Андрей Ветров в своем прошении в Синод просил "переименовать эту девичью общину в мужескую, а также при общине открыть миссионерство, дабы имелась возможность дать просвещение Православной веры" живущим вокруг сектантам - молоканам, субботникам и староверам. Он ссылался на то, что в общине "нет следуемого порядка" из-за длившейся почти 30 лет судебной тяжбы, что "она в настоящее время имеет недостатки как в земле, так равно и в деньгах". Также он просил Синод "дать надлежащее разрешение изобразить икону", рисунок которой он представляет. В 1901 г. две старшие сестры обители - Ксения Бочкарева и Татьяна Сырдуева в своих пояснениях о Ветрове, поданных в консисторию, говорили, сто он приезжал сюда на 2-3 недели и был обычным чернорабочим. В итоге Саратовская консистория, рассмотрев все сведения по общине, просила Синод оставить прошение Ветрова без последствия, а саму общину преобразовать в общежительный женский монастырь.
Но Синод не спешил с этим делом, а еще раз в ноябре 1902 г. указав на недостатки в жизни общины (слабое состояние учебно-воспитательного процесса в школе, отсутствие четких отзывов о религиозно-нравственном состоянии общины и т.п.), просил епископа Иоанна дополнить все сведения.
Монахиня Афанасия, руководившая общиной, умерла 29 сентября 1893 г. После нее матушка Сусанна управляла обителью в 1894 - 1898 гг., и в 1904 г. была удостоена игуменского сана за свои заслуги (ввела строгий устав). Рачительная хозяйка привела в порядок хозяйственную и духовную жизнь монастыря и упрочила его положение в глазах местного населения. На 1901 г. община состояла из 165 сестер (из них 6 были неспособны послушаниям по старости и 2 по малолетству), капитал общины составлял 7000 руб. церковных сумм и 5700 руб. кредитными билетами. Также имелись у общины и подворья - в г. Камышине на арендуемой у города территории и при собственной земле х. Фролова. На первом жили 5 сестер, пекших просфоры для домовой церкви при Камышинской тюрьме, а на втором жили также 5 сестер, ухаживавших за садом и огородом. На общинных полях росли, в основном, рожь и пшеница, в меньших количествах сеялись овес, просо и горох. Фроловское подворье в декабре 1910 г. согласно "Страховой карточке" было оценено в 460 руб. здесь стояли деревянные постройки - дом, кухня, амбар, конюшня, сарай, ледник и навес. 
Вернулись к вопросу о переименовании лишь в 1903 г., когда когда для школы был выстроен новый просторный корпус, устранены и другие недостатки. Исследовав состояние общины, благочинный протоиерей Владимир Веселовский нашел его удовлетворительным. Новый саратовский епископ Гермоген также считал желательным преобразование общины в монастырь, а Министерство внутренних дел не находило никакого препятствия к этому. В итоге Синод указом от 17 сентября 1903 г. за № 445 утвердил смену статуса общины и название Белогорский Свято-Троицкий монастырь.
Но крестьянин Ветров не успокоился и 12 января 1904 г. подал в Синод новое прошение о преобразовании монастыря из женского в мужской, что опять было оставлено без последствий.

В ноябре-декабре 1908 г. при обители появилось праздное место священника (потенциальному кандидату предлагалось 500 руб. жалованья и квартира). Но уже 15 декабря резолюцией преосвященного за № 1112 это место было предоставлено "временно-заштатному священнику с. Большая Ивановка Царицынского уезда Николаю Николаеву". В январе 1908 г. купеческие вдовы Мария Тараканова и Мария Маслова из г. Царицына пожертвовали в новый соборный храм монастыря "сребропозлащенную плащаницу с гробницей" стоимостью в 300 руб. и 100 эмалированных блюд в трапезную на 75 руб. 
Возможно стало проследить изменения в сумме денежного капитала общины: так на 1910 г. он равнялся 14012 руб., а на 1912 г. - 13102 руб.
Последней управительницей монастыря стала монахиня Еннафа, при которой число сестер достигло 170 человек. В школе на 1911 г. обучались 19 девочек и 1 мальчик. Преподавание в ней велось по программе школ грамоты.
Изменились в обители больничная палата, аптека, фельдшерица. Некоторые насельницы даже ушли с началом I мировой войны сестрами милосердия на фронт, а весь монастырь активно собирал пожертвования для солдат.
По страховой описи 1910 г. в монастыре располагались два каменных храма: Скорбяшенская церковь и соборная церковь во имя Святой Троицы, часовня с жилым помещением, большое число каменных и деревянных строений - ветряная мельница на горе, келейные корпуса, амбары и другие хозяйственные службы. Опись была подписана игуменьей Сусанной, священником Симеоном Туркиным, казначей Таисией, экономом Капитолиной, криторшей Евлампией и благочинной Марианной. В 1914 г. уже при игуменье Еннафе к этим строениям добавилась деревянная колокольня, примыкавшая к жилым кельям. 
 
Община получила статус монастыря по указу государя и Синода от 8 октября 1903 г. Этому поспособствовали большие владения - много земли (монастырю принадлежало 611 десятин 920 кв. сажен, в том числе персиковая и ореховая рощи), крепкое хозяйство, мельница, кирпичный завод. В трех километрах от обители стояли базы для скота, где даже зимой жили сестры. Большим было и население. Так, на 1913 г. здесь жили38 монахинь и183 послушницы. Две или три насельницы должны были в июле 1913 г. проходить обучение на миссионерских курсах в Саратовском Кресто-Воздвиженском женском монастыре, где из них готовили книгошош - распространителей духовно-просветительской литературы. 
А 5 мая 1913 г. указом правящего архиерея за № 263 благочинным монастыря был назначен ректор Саратовской духовной семинарии архимандрит Серафим, а духовником - иеромонах Георгий из Киновинной церкви Саратова.
Известны имена нескольких старших сестер обители, подписавшихся под страховыми описями в 1910 и 1913 гг. Благочинной тогда являлась сестра Марианна, казначеей - Таисия, экономом - Капитолина и ктитором - Евлампия. А 29 декабря 1914 г. последовал указ Синода за № 20689 об утверждении монахини Еннафы в должности настоятельницы с возведением ее в сан игуменьи. Ко дню Святой Пасхи указом саратовского владыки от 14 марта 1915 г. монастырский священник Симеон Туркин был награжден скуфьей. Дело в том, что 7 февраля и 21 марта 1915 г. этот батюшка присоединил к церкви 5 старообрядцев.
Буквально через 2 месяца после награждения священника-миссионера епископ Саратовский и Царицынский Палладий лично посетил обитель вместе с благочинным женских монастырей архимандритом Филаретом. Владыка 21 мая освятил часовню, построенную в версте от ограды.
В январе - феврале 1917 г. две насельницы обители обучались на миссионерских противосектантских курсах при Балашовском Покровском монастыре.

Судя по косвенным данным, у монастыря имелось свое подворье в Донской епархии (ныне ст. Арчадинская Михайловского района). Именно через него в 1917 г. сестричество при Псковской церкви с. Солодчи и решило выписать икону святителя Николая Чудотворца. Образ стоимостью в 70 руб. был выслан через Арчадинское подворье и встречен в конце ноября в самом монастыре. Тысячи верующих из Солодчи и других сел пришли в обитель за этим образом, и после торжественных богослужений монахини проводили крестный ход до с. Михайловка.
Обитель считалась достаточно зажиточной - один только иконостас Свято-Троицкого храма оценивался в 10 тысяч руб. Иконы с ризами для двухъярусного престола заказывали в Царицыне в иконописной мастерской купца В. Рысина. Очевидцы якобы видели здесь иконы руки Андрея Рублева. По рассказу Л. Поповой, до революции жители Ольховской волости услышали о явлении в меловых горах иконы Божией Матери и пошли к этой пещере. Здесь собралось множество людей со священниками, молившимися о том, чтобы икона вышла из пещеры к народу. Молитвы сбылись, икона вышла, и ее занесли в храм с. Ольховка, поместили в золотой киот. Последним священником Белогорского монастыря был Симеон Туркин, сын которого рассказывал, что пещеры, доступные ныне для паломников, созданы неким монахом в знак покояния. 
 
Настали богоборческие времена, и над обителью нависли грозовые тучи. Она подвергалась налетам разбойничьих банд, осаждалась комсомольцами, устраивавшими здесь антирелигиозные митинги. По рассказам Таисии Михайловны Вассалатой из близлежащего с. Успенка, в монастырь с приходом белых убежали прятаться семьи коммунистов. Но это не помогло монахиням, и их имущество вскоре было национализировано. Чтобы продлить существование обители, насельницы организовали, как это часто происходило, сельскохозяйственную общину с названием "Артель усиленного труда". На июль 1923 г. она даже имела устав, но сведений о ходе своей деятельности в подотдел кооперации Царицынского губернского земельного управления монахини не представляли. 
Жительница с. Захаровка А.Я. Васильева (в девичестве Медведева), родившаяся в 1914 г., неоднократно ездила сюда в паломничество с родителями приблизительно с 1924 по 1930 г. Они всегда останавливались в кельи у монахини Неонилы.
В Волгоградском государственном архиве храниться документ со следующей резолюцией одного из новых начальников: ": предложить принять срочные меры к ликвидации этих религиозных общин, даже и тех, которые: успели получить юридическое оформление на предмет своего существования". Чиновники Сталинградского уездного финансового отдела собрали со всех 65 монахинь подписку о том, что они отказываются от проживания в монастыре и обязуются освободить его к 1 февраля 1928 г. (насельницам предложили платить за "квартиры" в созданной ими же обители по 323 руб. 84 коп. в месяц). Монахини стали постепенно расходиться, кто куда.
Но существует и другая версия закрытия монастыря. В канун одного из двунадесятых праздников (вероятно, Введения во храм Пресвятой Богородицы) настенная икона Божией Матери начала плакать кровавыми слезами, что сестры расценили, как печальное знамение. А вскоре ночью нагрянули красноармейцы, арестовали остававшихся насельниц, а кого то даже утопили в болоте.

По рассказам местных жителей, в 1927 г. власти приказали монахиням во главе с монахиней Еннафой в три дня удалиться отсюда, оставив все для устройства коммуны. И около двухсот насельниц удалились в неизвестном направлении. Матушка Еннафа с несколькими сестрами заперлись в храме, а когда красноармейцы взломали дверь, то не нашли ни монахинь, ни церковных ценностей (исчез даже самый большой колокол). Закрывавшие монастырь коммунисты во время этой вакханалии плясали с иконами. Образа сначала сложили ворохом во дворе а после куда то увезли. Часть монахинь разбрелась по окрестным селам, оставшихся погнали по этапу в Астрахань. На дворе стоял студеный ноябрь 1927 г., а теплые вещи сестрам взять не разрешили, в итоге до Астрахани добрались лишь 12 из 90 монахинь. Также по легенде, когда закрывали входы в нижние ярусы, 12 монахинь добровольно ушли под землю и остались там. А из оставшихся жить поблизости от обители, как вспоминает сторожил с. Михайловка Мария Васильевна Бессонова (1923 г.р.), одну насельницу звали Пелагея Яковлевна Манцерова (Манцурова). Сестра Пелагея работала уборщицей в Михайловском сельсовете, а также крестила детей, читала молитвы по усопшим.
Коммунары застали ломившиеся от продуктов погреба, но не нашли практически ничего из церковной утвари. Возможна утварь была сокрыта сестрами на втором нижнем ярусе местных пещер (по преданию, ярусов было три). 
Как указывают некоторые исследователи культовых пещерных комплексов, например, Ю.В. и К.Э. Полевы, вопрос о наличии других ярусов остается дискуссионным. Но, по словам старожилов, ранее из самого храма или других построек обители можно было пройти в меловые пещеры, по пути миновав даже подземный ручей. Также они описывали иеромонаху Евстафию подземную залу, куда попадали через колодец первого яруса и в центре которой находился выточенный из мела круглый стол. Вокруг стола из мела были выточены сидения, в его центре находилась также изваянная из мела большая чаша с маслом или святой водой, а по краям стояли небольшие чаши с маслом (очевидно лампады). Далее мальчишки дошли до подземной реки, через которую был перекинут мост, и повернули отсюда из-за недостатка воздуха
По воспоминаниям стариков, в ходах были кельи, в которых подвизались затворницы, а на стенах имелись вырезанные в известняке святые лики и распятия. Уже упоминавшаяся Таисия Вассалатая, старожил с. Успенки, говорит о трех выходах из подземелий (один выходил к с. Михайловка, находящемуся в нескольких километрах, второй - к реке Иловле, а третий в церковь). Ее мать упоминала о том, что ходы нельзя раскапывать, так как в них замурован "золотой Иисус Христос" (вероятно, деревянная статуя, покрытая позолотой), а нашедшего его ждет страшная кара. Пожилые жители окрестных сел еще помнят, как их детьми водили по пещерам монахини, причем происходили такие паломничества уже в конце 20-х годов XX в.По словам жительницы с. Солодча Марфы Тимофеевны Морозовой (1908 г.р.), она сама ходила туда, а когда пришла на третий год, встретила у входа в подземелье комсомольцев. Они обругали пришедших матом и пригрозили замуровать в ходах. Также М.Т. Морозова еще вспомнила имена нескольких насельниц - например, монахини Татианы (Ломовой), происходившей родом из Солодчи. Эта сестра пришла в село в 1935 или 1936 г., вся покрытая вшами и, немного пожив здесь, уехала во Фролово, где и скончалась. В Солодчу к брату добрела и монахиня Евдокия Зайчикова, которую вызвали в правление колхоза, загнали под стол и начали бить ногами комсомольцы. Потом ее увезли в неизвестном направлении. Некую сестру Зинаиду, бывшую сиротой, во время закрытия монастыря забрал себе в жены и увез в Кумылженский район парень по имени Филипп. Жительница с. Каменный Брод Фаина Павловна Сухолозова назвала имя монахини Маврикии, воспитывавшей свою племянницу - ее мать.

Изучение монастырских пещер началось еще в 1984 г., когда волгоградские спелеологи раскопали заваленный вход в подземелье. Лабиринты строились таким образом, чтобы в случае опасности их можно было затворить. Находили в них, по словам местных жителей, даже замурованную лодку. Часто бывавшие здесь волгоградские журналисты собрали о монастыре массу легенд и небылиц, начиная от существования пещер еще в годы правления ханов, до спрятанных здесь Разиным сокровищ и пропажи людей в подземных ходах (якобы примерно в 1992 г. два мальчика бесследно пропали в подземном лабиринте).
Сохранились десятки автографов - как хулиганов или туристов, так и верующих или монахинь дореволюционного времени. Исследователи К.Э. и Ю.В. Полевы приводят несколько зафиксированных ими автографов: "Во имя Господа нашего Иисуса Христа послушница Ирина 1889", "М. Леонида" (встречаются неоднократно в вариантах "монахиня Леонида"), "Пелагея 1906", "Н. Макареноко 1899" и другие. На дне же колодца, уходящего на второй уровень, видны залежи песка. По рассказам старожилов, засыпали колодец коммунисты. Сегодняшние послушники монастыря эпизодически расчищают колодец, находя здесь старые куски воска, обломки медной кружки для сбора пожертвований, монетки начала XX в. и т.п. вещи.
В конце 20-х годов после закрытия монастырь находился в заброшенном состоянии. Один из побывавших в современной обители людей рассказал интересный эпизод из тогдашней истории. Оказывается, его отец был командиром в ЧК и занимался уничтожением антисоветских банд. Когда в конце 20-х годов отряд чекистов шел на расквартирование в Камышин мимо монастыря, местные активисты донесли, что здесь скрывались несколько монахов. Сами местные коммунисты боялись идти в обитель, т.к. "монахи были вооружены". Посланную разведку встретили выстрелами. Тогда, окружив монастырь, чекисты попытались взять его штурмом, но стоявшие в колокольне пулеметы отбросили нападавших. Монастырские стены были настолько высоки, что всадники, даже встав на седло лошади, не могли их перелезть. Осажденные не стали вступать в переговоры и стреляли даже в парламентеров. Установив на меловых горах над обителью легкие орудия, красные расстреляли ворота и колокольню (ее верхняя часть рухнула). Защитники через алтарь храма ушли в подземелье, но местные показали чекистам ходы, и те закидали их гранатами. После боя в кельях нашли только офицерскую белоказачью форму. Потом какое-то время мимо монастыря даже боялись ездить, т.к оттуда доносились стоны, многие видели загадочное свечение. Но позднее здесь разместили коммуну, члены которой раскопали могилу игуменьи Сусанны, осквернили ее нетленные мощи и уничтожили их. В 1938 г. разрушили Свято-Троицкий храм, а через год расстреляли председателя, приказавшего это сделать.
Позднее были разрушены храм и многие здания монастыря. Во время войны здесь устроили госпиталь для тифозных больных, многие из которых умерли и были похоронены вблизи в братских могилах. Над монастырем на горе стояла зенитная батарея. Уже после войны на территории обители в здании крестильни до 1959 г. размещалась МТС с парком тракторов, в домах жили семьи работников, а в здании трапезной держали скот. С 1959 г. монастырь передали государственному конезаводу. Часть стены и зданий тогда растащили на кирпичи, другую часть снесли из-за ветхости.

По воспоминаниям жителя с. Захаровка А.М. Васильева, 1949 г. рождения, в 1962 г. на похоронах его души об упокоении усопшего молились монахини из закрытого Каменно-Бродского монастыря, проживавшие в с. Михайловка. Одна из них, монахиня Мария, рассказывала, что в обитель ее, пятилетнюю девочку, привел старший брат, когда они остались сиротами. Уполномоченный жаловался (после великой отечественно войны), что в с. Ольховка по домам совершались богослужения монахинями. Вероятно это бывшие насельницы монастыря.
Наступили новые времена, и в 1990 г. архиепископ Саратовский и Волгоградский Пимен обратился к властям с просьбой о возвращении святой обители. Итогом этого стала поездка в Ольховский район уполномоченного по делам религии при Волгоградском обкоме КПСС Ю.Ф. Бунеева и священников - протоиереев Алексия Машенцева и Феодора Андрощука. Но советские власти не отдали монастырь, сославшись, вероятно, на необходимость пользования его строениями государственного предприятия по коневодству.
В 1991 г. создается Волгоградская епархия, на кафедру которой был поставлен архиепископ Волгоградский и Камышинский Герман (Тимофеев). Волгоградский областной совет народных депутатов 17.07.1991 г. на соей 6 сессии рассмотрел его заявление о передачи епархии строений бывших монастырей. Совет принял решение передать церкви строения нескольких обителей, в том числе и Каменно-Бродской.
В июле 1991 г. владыка совершил инспекционную поездку для осмотра строений, оставшихся от Каменно-Бродской обители. По воспоминаниям протоиерея Николая Росицкого, на территории монастыря архиепископа встретили благочинный округа протоиерей Феодор Андрощук, работники Ольховской администрации и управляющий предприятием "Госконюшня" В. Розов. Архиепископ Герман привез с собой первого наместника - иеромонаха Савву (Сергея Кудинова).
В 1991 году после ходатайства архиепископа Волгоградского и Камышинского Германа (Тимофеева) решением Волгоградского областного совета народных депутатов монастырь был возвращен Русской Православной Церкви. С этого момента монастырь зарегистрирован как мужской. Первым наместником возвращенной обители указом архиепископа Германа от 05.08.1991 года назначается иеромонах Савва (Кудинов). Вместе с отцом Саввой в монастырь приезжают два послушника - Сергей Семенов и Максим Аганин (в настоящее время игумен Савин), позднее к ним присоединился послушник Андрей родом из города Донецка. Весь монастырь тогда представлял из себя несколько еле отапливаемых комнат в полуразрушенном здании и покосившийся деревянный коровник. В сохранившемся здании монастырской церкви "Всех Скорбящих Радости" до самой зимы 1991 года находились быки, поэтому домовой храм с простеньким иконостасом пришлось обустраивать в одну из комнат дальнего корпуса.

Руководство Каменно-Бродского совхоза (председатель Сергей Кусахин ) и предприятия "Госконюшня" (П.В. Мельников), а также местные жителипомогали налаживать жизнь общины. Особенно активно поддерживали восстановление монастыря протоиереи Феодор Андрощук из г. Донецка, Иоанн Матвиенко из г. Камышина, Василий Голик из пос. Иловля и Виктор Федоров из г. Михайловка, собиравшие средства, продукты и одежду и работавшие со своими прихожанами здесь. В то время к обители вела не асфальтовая дорога, и лишь грейдер из щебня. Несельники поставили перед поворотом на монастырь большой крест, закупили лес для строительства, корову, очистили помещения монастыря от мусора и навоза. В декабре 1991 г. сюда прибыл Валерий Ивашиненко (будующий иеромонах Аристовул). Приходил в общину и Игорь Малахов из Ольховки (впоследствии иеромонах Вонифатий), раскапывавший полузасыпанный вход в пещеру. Несколько пожилых женщин несли кухонные и иные послушания (среди них была и Валентина Андреевна Федоренко, будущая монахиня Палладия, подвизающаяся сейчас в Волгоградском Свято-Духовом монастыре). Послушник Максим, как уже знакомый с уставом, помогал наладить службу в Ольховском храме у о. Николая Росицкого. В мае или июне 1992 г. послушник Максим Аганин переводиться в Волгоградский Свято-Духов монастырь.
В феврале 1992 г. в обитель пришла София Георгиевна Панфилова, впоследствии схимонахиня Агапия, занявшаяся сбором средств на ремонт храма. Вместе с Саввой они терпеливо собирали деньги на рынках и в электричках по Москве и Волгограду. Их труды помогли начать процесс восстановления - за май строительная бригада из Волгограда отремонтировала здание трапезной. На пасху всем насельникам пришлось перейти жить на неделю в Ольховский храм, т.к. велись работы во всем здании. А летом 1992 г. начался ремонт братского корпуса, успешно завершившийся в том же году. В 1992 - 1993 годах началось восстановление церкви "Всех Скорбящих Радости". С помощью трех жителей г. Камышина сделали более пригодной для службы и домовую церковь в здании трапезной (здесь служили зимой). Из проживавших здесь монахиня Агапия указала 9 женщин (помещались в одной келье) и 4 послушников (Максим, Корнилий, Григорий и Андрей). С 1994 г. в монастыре проживает Мария Васильевна Прекраснова (инокиня Фиофила), послушанием которой до настоящего времени является уход за крупным рогатым скотом, с чем она справляется с большой любовью. 
Но еще долго насельникам пришлось ждать передачи зданий и земель бывшей обители. Администрация Ольховского района 18.04.1994 г. издала постановление "О закреплении земель в собственность Белогорскому Свято-Троицкому монастырю", где указывалось "Земли ранее предоставленные Белогорскому Свято-Троицкому монастырю закрепить в собственность общей площадью 673 га, в т.ч. пашни 349 га, сенокосов 20 га, пастбищ 148 га, прочих 156 га". А 14.12.1994 г. вышло постановление администрации Волгоградской области "О передачи Волгоградскому епархиальному управлению культовых зданий и иного имущества государственного предприятия по коневодству "Ольховское". В акте передачи от 21.05.1996 г. содержатся сведения, как использовать бывшие культовые здания. Так, в этом документе перечисляются следующие строения: "Скорбященская церковь (бычатник), игуменский дом (зерносклад), ледник, коверная (склад), просфорная (склад), гараж, деревянный сарай, коровник, келейный корпус номе № 1 (контора), экономические погреба (магазин, склад), трапезная (кузница, мастерская), усыпальница (молочара), келейный корпус № 2 (средний корпус), двухквартирный дом № 4, одноквартирный дом № 5, баня, электролинии, трансформатор, подстанция. Все вышеуказанные здания безвозмездно передаются Свято-Троицкому монастырю кроме жилых домов №№ 1, 2, 3, строительных блоков и пришедшего в негодность с/х инвентаря (металлолом)". 
Передача ускорилась после пастырского визита в Ольховский район архиепископа Германа в июле 1994 г. Все расходы (200 миллионов рублей) по выкупу у райпотребсоюза базы заготконторы и по переезду оттуда Госконюшни взяла на себя администрация области. Также последняя финансировала и проведение к монастырю дороги с твердым покрытием. Районная администрация пообещала помочь с газификацией и телефонизацией обители.
Волгоградский предприниматель В.С. Горелов, ставший ктитором обители, помогал с устроением Скорбященской церкви, приобретал строительный материал для других зданий монастыря, а также передал обители два грузовых автомобиля "Зил". К сожалению, при этом ктитор настоял на сносе здания бывшего игуменского дома.
В связи с уходом иеромонаха Саввы указом № 31 от 21.08.1995 года управление монастырем поручается иеромонаху Аристовулу (Ивашиненко). Также в монастыре появляются новые насельники иеросонах Евстафий (Спирин) и Ювеналий (Фролов). Последний из них прибывал экономом монастыря до своего ухода в ноябре 1996 года.
В феврале 1996 года управление монастырем доверяется иеромонаху Евстафию (Спирину) в связи с переводом иеромонаха Аристовула.
27 августа 1996 г. архиепископ Герман назначил своим указом за № 44 наместником монастыря иеромонаха Елисея (Фомкина), а волгоградский приход св. Иоанна Кранштадского преобразовал в подворье монастыря также под настоятельством о. Елисея. Вскоре, 2 апреля 1997 г., владыка назначил его благочинным монастырей Волгоградской епархии. Иеромонах Евстафий (Спирин ) переводиться в Свято-Духов монастырь.

В декабре 1996 года принимают монашеский постриг четыре насельника монастыря: Сергей Павлов (иеромонах Азария), Евгений Мещяреков (иеромонах Мисаил) Леонид Мороков (иеродиакон Даниил) и Виталий Сирош (монах Анания). В феврале 1997 года в монастырь направляется насельник Свято-Духова монастыря монах Феогност (Беспалов). В феврале 1998 года совершается иноческий постриг насельников монастыря: Владимира Шаболкина (инок Викентий), Александра Семенова (инок Анастасий) и Дионисия Белова (иеродиакон Диомид). Некоторое время в монастыре происходили нестроения, обусловленные разными причинами: неустроенностью монастыря, частыми отъездами отца наместника, а также духовной и жизненной неопытностью насельников. Поэтому до 2003 года происходит постоянная текучка людей в монастыре, никак не может утвердиться твердый костяк в насельниках, итогом чего явилось то, что большая часть братии в разное время покинула монастырь. 22 июля 2000 г. вышел указ владыки за № 49 о том, что "иеромонах Евстафий (Спирин), насельник Свято-Духова монастыря, освобождается от заведования библиотекой и перемещается в Свято-Троицкий Каменнобродский монастырь на жительство". Иеромонах Елисей с ноября 2000 года по благословению митрополита Германа основное время проводит в городе Волгограде, занимаясь строительством храма Святого праведного Иоанна Кронштадского и монастырским подворьем. 8 декабря 2000 г. указом за № 93 митрополит Герман назначил иеромонаха Евстафия (Спирина) исполняющим обязанности наместика монастыря. В январе 2002 года он переводиться на служение в село Карповка. В мае 2003 г. архиепископ Герман определил на жительство в монастырь и иерея Георгия Панова - бывшего настоятеля прихода св. Архангела Михаила в пос. Орловка (Водстрой). С начала 2002 года в монастыре начинается более строгий отбор желающих подвизаться в монастыре, с учетом ошибок прошедшего времени, более внимательно стали относиться к каждому из живущих в монастыре, итогом чего явилось прекращение текучки приходящих в монастырь. Принимаются только желающие быть насельниками монастыря, покончившие с такими дурными привычками, как пьянство, табакокурение и наркомания.
Постоянно уделяет внимание нуждам монастыря и его проблемам митрополит Волгоградский и Камышинский Герман и при возможности всегда старается посетить монастырь. 10 ноября 2003 года митрополит Герман совершил в восстанавливаемой монастырской церкви "Всех Скорбящих Радосте" Божественную Литургию. В 2006 году митрополит Волгоградский и Камышинский Герман три раза посетил обитель. 11 июня 2006 года в праздник Святой Троицы митрополит Герман совершил Божественную литургию, во время которой состоялись иерейская и диаконская хиротонии.
В марте 1998 года в монастырь приехал отрок Алексей Романовский, житель города Волгограда, который становится воспитанником монастыря, учится в Каменно-Бродской средней школе, которую заканчивает в 2002 году и поступает в Духовное училище при Свято-Духовом монастыре, по окончании которого в 2003 году продолжает свое обучение в Царицынском Православном Университете. В декабре 2005 года был пострижен в рясофор насельник монастыря Виктор Соленый (инок Карион), выпускник Волгоградского Духовного училища, приехавший в монастырь по благословению митрополита Германа. В январе 2006 года митрополит Герман совершил монашеский постриг инока Кариона (монах Феодор). Также в январе 2006 года был пострижен в рясофор насельник монастыря Виктор Рогов (инок Наум). В марте 2006 года был пострижен в рясофор насельник монастыря Дионисий Рвачев (инок Мартирий). С июля 2005 года в монастыре проживал и помогал совершать богослужение возвратившийся иерей Георгий Панов; 17 марта 2007 года он был пострижен в мантию с именем Конон. В декабре 2006 года был пострижен в рясофор.

Сейчас оставшиеся от прошлых веков 6 зданий внешне приведены в относительный порядок, но нуждаются в дальнейшем, более детальном восстановлении. В одной из этих построек исторически находиться церковь "Всех Скорбящих Радости". В ней храниться местночтимая икона Пресвятой Богородицы "Всех Скорбящих Радосте". На кирпичах сохранившейся части ограды можно увидеть надпись "М.С.С." (монастырь святых сестер), а на уцелевшем надгробном камне следующие слова: "Под сим камнем покоится настоятельница Каменно-Бродской женской обители монахиня Афанасия, в миру - Марфа Николаевна Филиппова". Эта подвижница умерла в возрасте 68 лет, 52 из которых отдала служению Богу и людям.
С 1996 года в монастыре началось восстановление ограды. В 1999 году был совершен внутренний ремонт церкви "Всех Скорбящих Радосте", проведено отопление, сделаны теплые полы, оштукатурены и покрашены стены. С 2001 года в церкви стали совершаться богослужения круглый год, до этого в зимний период богослужения совершались в домовой Свято-Троицкой церкви. С 1999 года началось строительство хозяйственных построек, которые до этого находились в центре усадьбы монастыря; определено место хозяйственного двора, где находиться новый коровник, зерносклад, птичник. В 1999 году была сооружена деревянная купель над Святым источником, который посещают множество людей в разное время года. В 2001 - 2002 годах при помощи Котовского отделения компании "ЛУКойл" был отстроен и облагорожен вход в пещеру, который постоянно до этого засыпался. В 2002 году на территории монастыря была пробурена глубинная скважина и построена водонапорная башня, планируется водоснабжение всех жилых и подсобных корпусов.
В 2004 году заложен фундамент и построены стены, сделаны перекрытия гостиничного банно-прачечного корпуса. В 2006 году продолжается строительство гостинно-банно-прачечного корпуса - подведено водоснабжение и начато строительство второго этажа. В 2004 году началось детальное восстановление здания бывшей трапезной, которая по благословению священноархимандрита монастыря митрополита Германа восстанавливается как архиерейские покои, келья настоятеля, гостиные комнаты и зал для приема гостей (архондарик). В 2006 году благоустраивается братский корпус, капитально отремонтированы братские кельи, подсобные помещения, созданы два гостиничных номера, полностью заменена электропроводка. В 2005 году вновь построен и функционирует благоустроенный отдельно стоящий теплый душ. В 2006 году благодаря помощи районной администрации (к которой неоднократно обращались по этому вопросу) в монастыре заменено более 500 метров линий электропередач (поставлены новые железобетонные столбы, убрана старая, опасная для жизни людей проводка). Заменена проводка во многих строениях монастыря.
В 2006 году селах Захаровка и Каменный Брод силами жителей и насельников монастыря обустроены молельные комнаты (в здании сельсовета и в здании сельской почты), где насельники монастыря проводят богослужения. Также в 2006 году в этих селах в местах, где предполагается строительство церквей, были поставлены и освящены памятные кресты. В с. Захаровка на этом событии присутствовало более 50-ти взрослых и детей, т.к. в этом селе существует и довольно активно работает третий год небольшая церковная община (более 10-ти ), которая каждое воскресенье собирается для совместной молитвы в молельной комнате. В селе Каменный Брод такое собирание церковной общины началось с 2006 года. Поэтому на церковные праздники и события (кроме молебна во время праздника Богоявления) собирается пока не очень много людей (во время освящения креста присутствовало только пять местных жителей).В праздник Богоявления на реке Иловля в селах Каменный Брод и Захаровка традиционно который год братией монастыря совершается Великое освящение воды, на которое собирается большое количество жителей этих сел. Некоторые жители активно помогают в устроении этого праздника. В селе Захаровка уже стало традицией в 9-й день после Пасхи - Радоницу - приходить на кладбище, где братия монастыря служит заупокойную панихиду. В 2006 году на престольный праздник 6 ноября в честь икон Пресвятой Богородицы "Всех Скорбящих Радости" по инициативе фонда св. благоверного князя Александра Невского, на северной оконечности территории монастыря был поставлен и освящен памятный крест. Освящение совершил старейший клирик епархии служащий священник Ахтырской иконы Божией Матери женского монастыря архимандрит Василий (Захарич) с собором 12 священников.

В конце сентября 2004 г. монастырь посетил губернатор Волгоградской области Н.К. Максюта, сообщивший насельникам, что сейчас решается вопрос об отмене налога на землю для религиозных организаций нашей области.
Хозяйство монастыря составляет: пахотная земля в количестве 370 га, которую с 1999 года частично обрабатывал фермер А.И. Головков, заливные луга, лес. В подсобное хозяйство также входят коровы, куры, лошадь, и три страуса (пожертвованные монастырю агрофирмой "Краснодонское"). Один из страусов впоследствии сбежал и его долго ловили, поймали а потом от них пришлось отказаться. Технический парк составляют трактор ДТ-75, МТЗ-80 и три грузовые машины. Хозяйство монастыря наместнику игумену Елисею помогает вести монах Иессей (Харченко Владимир Евгеньевич), проживающий в обители с 2001 года.
Большую материальную и благотворительную помощь монастырю оказывает церковь Святого праведного Иоанна Кронштадского, являющаяся подворьем монастыря. Традиционными становятся многолюдные посещения монастырских престольных праздников прихожанами из городов Волгограда, Камышина, Волжского и районных центров Иловля, Фролово.
Планируется открытие подворья монастыря в городе Камышине, где исторически оно и находилось (сохранился одноэтажный деревянный дом, ранее принадлежавший монастырю). В настоящее время в г. Камышине и в р.ц. Ольховка работают монастырские церковные лавки.
В Каменно-Бродской средней школе в 2005 году была открыта часовня в честь Святой Троицы. В средних школах с. Каменный Брод и с. Захаровка силами братии монастыря проводятся занятия по предмету Основы православной культуры. Традиционными уже стали праздники для детей, проводимые в монастыре: Рождество Христово (Рождественская елка). Дети со всего района съезжаются на праздник, в 2006 году было более 300 детей. В средних школах с. Каменный Брод и с. Захаровка проводятся праздники, посвященные Пасхе (в Каменном Броде силами школьников).

Адрес монастыря:
403667, Волгоградская обл.,
Ольховский р-н,
Свято-Троицкий монастырь.
Тел: (84456) 5-66-88


Назад к списку